"Elyazma kitapları" İlmiy Araştırma Merkezi
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Четверг, 17/09/21, 22:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Navigatsiya
Kategoriyalar
Antroponimika [1]
Edebiyatşınaslıq [21]
Folklor [13]
Sahnacılıq [4]
Tarih [11]
Tenqid [4]
Tilşınaslıq [19]
Kitaphanecilik [0]
Matbuat [32]
Maarifçilik [2]
Medeniyet [6]
Mimarcılıq [1]
Müzeşınaslıq [1]
Soyadlar bazası
"Tamırlarıñnı ögren"
Aqmescit Devlet Arşivinde
Soyadıñnı tap!
Statistics
Продвижение неизбежно Апдейты поисковых систем
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Edebiyatşınaslıq

КЕРИМОВ И.А.: Новые штрихи к творческой биографии Бекира Чобан-заде (1893 – 1937)
          Постановка проблемы. Филологический гений Бекира Чобан-заде уже много лет привлекает внимание исследователей. Выпускник Будапештского университета (1918), он первый из среды тюркоязычных народов получил ученую степень доктора (1919), был избран членом престижного Парижского Лингвистического Общества (1935). Автор сотен блестящих статей и ряда ценнейших монографий по тюркской филологии, Б. Чобан-заде был и  творцом филигранного стиха, и непревзойденным мастером короткого рассказа.

Расстрелянный в 1937 году в застенках НКВД, Чобан-заде находился в самом расцвете творческих сил. Несмотря на множество различных документов и материалов о нем, хранящихся в библиотеках и архивах разных стран и опубликованных в последнее время, 1 остаются неизученными и не введенными в научный оборот еще целые массивы арабографичной печатной продукции Крыма довоенного времени, в которых встречаются интересные факты, весьма важные для более глубокого освещения его творческой биографии.

Цель работы представить широкому кругу читателей и специалистов ряд интересных фактов и заслуживающих внимания эпизодов из жизни Б. Чобан-заде, обнаруженных в редких источниках, относящихся к довоенному времени; соотнести эти сведения с уже опубликованными работами и доказать ошибочность выводов некоторых авторов, которые мифологизируют его детство и отрочество, искажая тем самым настоящий научный и творческий  путь автора.

Некоторые довоенные публикации о Бекире Чобан-заде на крымскотатарском языке из-за недоступности для массового читателя (а иногда и для специалистов) до сего времени остаются в забвении. Хотя именно в этих материалах часто встречаются важные сведения, которые могли бы дополнить творческий и биографический портрет ученого. Например, его близкий друг и соратник Абибулла Одабаш летом 1920-го года в своем журнале «Ешиль ада» («Зеленый остров») дает следующую справку о Б. Чобан-заде: «После окончания Стамбульского (лицея) «Султание» и обучения в течение одного года на факультете социологии («ичтимаиет шубеси») Османского университета, а затем обучения в Будапештском университете и окончании его философского факультета с защитой и присвоением степени доктора филологии,  Бекир эфенди Чобан-заде два месяца назад вернулся в Крым. Читатели газеты «Миллет» («Нация») и журнала «Ешиль ада» хорошо знакомы с поэзией и прозой Б. Чобан-заде… Он первый в тюрко-татарском мире, получивший в Европе степень доктора филологии. Им опубликовано множество статей о татарском развитии в венгерской печати. Многие его произведения, которые нам еще не известны, переведены на венгерский язык. Около 10 татарских учеников, которым Б. Чобан-заде помог выехать и устроиться в Венгрии, сегодня с помощью местных специалистов осваивают азы европейской науки. «Ешиль ада» высоко оценивая его труды желает лично Бекиру эфенди, а также его отцу-пастуху и матери, которая долгие годы переносила тяжесть разлуки с сыном, милости Аллаха… Теперь же Бекир эфенди намеревается поступить на работу в Крымский (Таврический) университет в качестве профессора и послужить развитию национального образования и культуры». 2

После возвращения сына в Крым, семья снимает три комнаты в Симферополе, в переулке «Частлы аралыгъы», № 35. Бекир эфенди проживал здесь с матерью и младшей сестрой Зылхой (Зелихой). С ними жила и помощница по дому Аваджан.

Окна их дома были расположены высоко над уровнем земли и выходили в сторону Джами и  переулка.

Актриса Сельме Муратова, жившая в то время в одном дворе с семьей Чобан-заде, вспоминает: «Мы знали, что он (Б. Чобан-заде) известный ученый и всегда здоровались с ним почтительно… Бекир эфенди был среднего роста с чистым лицом и большими глазами. По жизни он был улыбчивым человеком. Здороваясь с нами, он обязательно употреблял слова вежливости. Б. Чобан-заде обычно возвращался домой не один. Его частыми гостями были Халил Чапчакчи – врач-терапевт, алупкинец Асан Сабри Айвазов, Якуб Мусанниф и другие известные личности. В этом доме семья Чобан-заде прожила около 5 лет». 3

Выше мы упомянули о том, что Бекир Чобан-заде был близок с Абибуллой Одабашем. Они не только учились вместе в Стамбуле, но затем и много переписывались. В одном из своих писем, отправленном из Будапешта в Стамбул на имя Амди Атамана, Бекир Чобан-заде даже выражает сожаление, что после того как Стамбул покинул Тимурджан (Абибулла Одабаш), резко сократился поток информации о жизни и событиях оттуда. 4 (С. 203).

Во время учебы в Будапеште молодой Б. Чобан-заде, кроме активной творческой работы (в то время им написано и опубликовано множество стихотворений и рассказов), динамично занимался и общественно-политической деятельностью. В 1918 году в одной из своих статей он приводит интересные факты о жизни в Будапеште. Чобан-заде пишет буквально следующее:

«Вот уже два года я среди венгров. Венгерский выучил в течение полугода после прибытия в эту страну. Ведь в венгерском языке множество тюркизмов и славянизмов. Во-вторых, союзные и повествовательные формы венгерского языка во многом сходны с моим родным. Поэтому за короткое время я выучил венгерский настолько, что мог сдавать на нем экзамены, выступать с докладами и писать статьи… После революции в России (1917) в таких венгерских изданиях, как «Туран», «Мадьяр фиджэйло» и «Будапешти хирлап» мне удалось опубликовать ряд статей, в которых я рассматриваю вопросы культуры, а также описываю события последнего времени в Крыму. Интересно, что реакция на них не заставила себя долго ждать. После первой же публикации я получил множество лестных отзывов от преподавателей, журналистов, офицеров и даже от известного молодого историка Паллотса Огара, который прислал мне свою работу о Бороне де Тотте… В Венгрии создано общество «Консоль-Улькер йылдызы», которое собрало капитал в 300 – 400 тысяч крон и несколько сот тысяч акций для издания ежедневной газеты. Сейчас мы с Ахметом Хикметом работаем над данным изданием. Газета будет освещать общественное мнение тюрко-татар и венгров. В ней будут публиковаться и множество переводов из литератур этих народов»5.

Бекир Чобан-заде еще с детства мечтал быть студентом, учиться в университете. Поэтому старался ни в чем не отставать от сверстников. В свои 10 лет  он знал наизусть дестан «Эдиге». 6

Находясь во время каникул в гостях в деревне Улу-Узен, 14-летний Чобан-заде поразил русских туристов тем, что книжка, которую они увидели в его руках, оказалась «Таинственным островом» Жюль Верна, содержание которой он легко пересказал проводникам-переводчикам туристов. Для них было удивительным и совершенно странным, что и в  «глухой крымской глубинке» были знакомы с европейскими научно-фантастическими романами…

В автобиографическом рассказе «Он дёрт джашымда» («Когда мне было четырнадцать») Чобан-заде в беседе со своей первой любовью – Анютой делится впечатлениями и мечтой об окончании гимназии, где он первенствует не только в учебе, но и в национальной борьбе «Куреш» и даже на конных состязаниях. 4 (С. 169).

И, действительно, упорство и стойкость характера очень даже пригодились сразу же после окончания  школы-рушдие в Карасубазаре. Сверстник Бекира Чобан-заде Ибраим Адживелиев (родом из Кезлеве) в 1985 году в беседе с автором этих строк рассказал о весьма интересных фактах, связанных с их учебой в Стамбуле. Ниже приводим дневниковую запись, которая частично была опубликована еще в те годы. 7   Ибраим Адживелиев поведал следующее: «Мы с Б. Чобан-заде одногодки. В 1910 – 1911 годы учились вместе в Стамбуле. Бекир в «Султание», а я в «Медресе Даут Паша». Бекира послало на учебу Карасубазарское мусульманское благотворительное общество. Но его не сразу приняли в «Султание». Из-за того, что мы прибыли в Стамбул осенью после сбора урожая (когда была единственная возможность для подростков заработать), то есть не ко времени начала занятий, в «Султание» не было свободных мест. Некоторое время Б. Чобан-заде оставался вне стен учебного заведения и без дела. Но слишком долго ходить просто так он также не мог, ибо средства, выделенные благотворительным обществом, были ограничены. Он стал искать возможность попасть на прием к бакану (министру) просвещения. Наконец, он добился аудиенции и в беседе с министром разъяснил, что приехал в Стамбул на средства благотворительного общества. Поэтому будет большим грехом уехать обратно без какого-либо результата относительно учебы. Чобан-заде обещал министру, что если тот поможет ему устроиться в лицей «Султание», то он приложит все усилия для отличной учебы… Наконец, Чобан-заде был принят в «Султание» и стал учиться с большим усердием. Честно говоря, Чобан-заде был наиболее активным и проворным, более бойким, чем мы. Когда наша крымская молодёжь собиралась вместе, и ему давали слово, он выступал как оратор и говорил  логично и об очень интересных вещах. После окончания учебы в Стамбуле Б. Чобан-заде учился в Одессе, затем в 1916 – 1920 годы в Будапеште. В то время когда мы учились в Стамбуле, турецкое правительство возглавляла партия «Иттихат ве теракки» («Единение и прогресс»). Именно в те годы с нами вместе учился и Шевки Бекторе»…

В научной литературе имеется дискуссия о времени приезда ученого в Стамбул. Сам Б. Чобан-заде пишет о том, что в Стамбуле он оказался в 1909 году. Вместе с ним из Карасубазара приехали и два его товарища – это Керим Джемаледдинов и Асан Хайри Сейфуллаев 8.

Удивительно, но факт! Первая публикация  Бекира Чобан-заде относится к 1906 году. Его речь была опубликована, когда ему едва исполнилось 13 лет.

Будущий тюрколог выступил с речью во вторник 6-го июня 1906 года после прохождения публичных экзаменов в школе-рушдие города Карасубазара.

Как сообщает газета «Ветан хадими» («На службе у Родины»), публичные экзамены в 6-летней школе-рушдие начались в понедельник 5-го июня 1906 года. С раннего утра жители Карасубазара и гости стали собираться во дворе школы. На лицах людей была видна гордость и воодушевление предстоящим событием. Все с нетерпением ожидали начала экзаменов. Наконец, в объявленное время двери большого салона школы открылись, и все прошли в помещение. Среди гостей были видные улемы, ученые-богословы, шейхи, представители власти.

Экзамены проводились по чтению Корана («Теджвит»), религиозным наукам, тюркской грамматике, математике, географии и другим предметам. Публичные испытания знаний учеников продлились далеко за полдень.

На второй день после совершения молитвы во главе с шейхом Эмиром Хюсейин Эфенди, обладающим блестящим даром ораторского искусства, стала проводиться церемония награждения учащихся. На церемонии с речью выступили: директор школы-рушдие Юсуф Зия Эфенди, редактор газеты «Ветан хадими» А.С. Айвазов, заведующий библиотекой А. Хильмий Эфенди и от имени учеников школы Чобан-заде Бекир Сидки.

Речь Чобан-заде в газетной публикации выделена в отдельную статью. Пока неизвестно, была ли речь последнего оратора в письменном виде или же А.С. Айвазов законспектировал ее со слов Чобан-заде. Но мы в каждой фразе на крымскотатарском языке чувствуем, что Чобан-заде готовил выступление заранее, и у него были свои личные записи. Во всяком случае, весьма важным является публикация речи юного Чобан-заде.   Она сегодня имеет особенное значение для исследователей его научного и литературного наследия. Из речи становится совершенно ясным, что Чобан-заде не поступил в школу, когда ему было уже 13-14 лет, как неточно вспоминают его близкие 9, а учился как и все соответственно своему возрасту. Обратим внимание на его фразу: «Отец мой… пятый год подряд зимой и летом ежедневно кроме пятницы, посылал меня в школу».10 Это он говорит в 1906 году, когда ему едва исполнилось 13 лет. И если он 5 лет ходил в школу, то сколько лет ему было в первом классе? Важен и тот факт, что псевдоним «Чобан-заде», который позже стал фамилией ученого, как видим, был использован еще в 13-летнем возрасте. Юный Бекир Чобан-заде выступил со словами:

«О, всемилостивейшие господа благодетели! Вновь представ перед Вами, сообразно благовоспитанности своей скромной особы, покорно прошу Вашего милостивейшего позволения произнести несколько слов (благодарности).

Всем Вам известно, что я являюсь сыном одного из беднейших людей нашей любимой и драгоценной Родины. Не владеющий грамотой сердобольный отец мой, чувствующий себя ответственным перед своей совестью и перед Всевышним и всецело уверовавший в необходимость учения, пятый год подряд зимой и летом ежедневно кроме пятницы, посылал меня в школу.

Когда отец был молод, к большому сожалению, несмотря на трудолюбие и старание, он не смог получить образование, ибо в наших школах в то время трудно было это сделать бедному человеку.

Сегодня же, слава Аллаху, бесчисленные наши благодетели, открыв школу-рушдие, предоставили нам возможность учиться, открыли нам путь в мир знаний и наук, а значит в мир света и свободы.

Да, Вы открыли этот университет наук, открыли с тем, чтобы дети всех слоев нашей уммы (нашего общества) и бедных и богатых, самого простого люда и аристократов, и собственные дражайшие Ваши наследники, научившись грамоте, могли пользоваться благостью и светом сего храма. Не ограничившись только этим, Вы обеспечили детей из бедных семей книгами и формой, что говорит о чувствах высокого патриотизма бурлящего в Ваших сердцах.

О, всемилостивейшие благодетели и спасители наши! Хотя я и мал возрастом, но мал не настолько, чтобы не понимать того высокого порыва души и благодеяния, оказанного Вами. Ибо не видеть и не понимать этого все равно, что не видеть солнца в безоблачном небе. Поэтому уверяю Вас, что все мы, дети небогатых родителей, день и ночь будем молиться за Вас, возвышая благодеяния Ваши.

Весьма краткое время необходимо, чтобы благодаря Вашему милосердию мы смогли (окончить школу) и освободиться от чудовищного бедствия – катастрофы безграмотности. До судного дня будут совершаться молитвы в честь милосердных благодетелей. Заканчивая речь, из недр сердца  восклицаю: «Да здравствуют ученые и просвещенцы нашего народа! Да здравствуют те, кто ведет нас к свету!»10.

Выводы. Из приведенных выше примеров мы видим, что в творческом и жизненном пути Бекира Чобан-заде есть много важных и поучительных эпизодов, зафиксированных в малодоступной арабографичной периодике на крымскотатарском языке довоенного периода. Многое сохранено в письменных воспоминаниях близких родственников и современников. Поэтому работа по изучению творческого пути Б. Чобан-заде должна продолжаться именно в этом направлении. И есть уверенность в том, что в ближайшие годы публикации о нем обогатятся еще многими интересными эпизодами и подробностями, что в общей сложности поможет более глубокому знанию не только самого Б. Чобан-заде, но и восстановлению подлинной истории развития национальной филологической мысли в Крыму в конце ХІХ и первой половине ХХ века.

 

 

Использованная литература:

 

1.      Урсу Д.П. Бекир Чобан-заде. Жизнь. Судьба. Эпоха. Симферополь: Крымучпедгиз.– 2004.– 276 с.

2.      Одабаш А. Бекир эфенди Чобан-заде // Ешиль ада.– 1920.– № 4.– С. 39.

3.      Муратова С. Къальбимнинъ хатрасы // Ленин байрагъы.– 1989.– апрель 1.

4.      Otar I. Kırımlı türk şair ve bilgini Bekir Sıdkı Çobanzade. Istanbul: Lebib Yalkın yayınları.– 1999.– 288 s.

5.      Чобан-заде Б. Маджар къардашлар // Къырым (Истанбул).– 1918.– № 7.– С. 121, 122, 123, 124.

6.      Çobanzade B.S. Bir tatar gencinin anayurdundan // Emel.– 1992.– № 189.– S. 5. (Перевод с венгерского Хэнрика Янковского).

7.      Керимов И. Къартларымыз нелерни хатырлайлар // Ленин байрагъы.– 1988.– сентябрь 17.

8.      Чобан-заде Б. Къырымтатар эдебиятында къурултайджылыкъ ве миллетчилик. Баку.– 1929.– 33 с.– С. 13.

9.      Нагаев С. Иште санъа, чобан огълу!- Акъмесджит: ВАТ Симферопольская городская типография.- 2007.- 196 с.- С. 9.

Чобан-заде Б. Благодарственная речь // Ветан хадими.– 1906.– № 18.
Категория: Edebiyatşınaslıq | Добавил: tairk (11/02/03)
Просмотров: 1267 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Malümat sayısı
Photo: 47
Blog: 2
Ekspeditsiyalarımız: 3
Failler konvolütı: 246
Maqaleler: 115
Qırıtatar folklorı: 238
Guestbook: 430
Akademik lüğatlar
Kitaplarımız

Copyright "Elyazma kitapları" İlmiy araştırma Merkezi © 2017